Хелп нид. Есть старая, как мир, проблема: он и она, два человека, у каждого свои тараканы в голове, внутренних проблем немало. С одной стороны, хотят быть вместе, с другой — не слышат друг друга. Обиды, разочарования, упреки. Страх, что скоро все закончится. «Ты меня не понимаешь» vs «Ты не даешь, что мне нужно». Я чего хотел спросить — есть ли в ДС чудо–специалист, который смог бы выслушать, проанализировать, разобраться в корнях проблем и дать советы, как жить дальше? Порекомендуете? Или они только в американских фильмах бывают?

Tagged with →  

8 Responses to Проблема семейных отношений

  1. Aveayl:

    Если в общих чертах, то, пожалуйста 🙂

    Статья Михаила Дубинского, Надежды Лубянцкой и Марии Лекаревой.

    Работа с парой в гештальт-подходе

    Я – это Я
    Ты – это Ты
    Я пришел в этот мир не для того, что бы соответствовать твоим ожиданиям.
    А ты пришел в этот мир не для того, что бы соответствовать моим ожиданиям.
    И если мы встретимся – это прекрасно!
    А если нет, то этому нельзя помочь.

    Ф. Перлз.

    Когда мы работаем [Мы работаем с семейными парами вдвоём. Как правило, во время встречи Наджда поддерживает женщину, а Михаил – мужчину. Такое распределение ролей обеспечивает равномерную поддержку паре.] с семейной парой, мы часто спорим друг с другом о том, была та или иная сессия с клиентами «гештальтистской» или нет? В таких спорах каждый из нас приводит цитаты из своих любимых книг, и постепенно нам стало ясно, что у мэтров нет единого мнения о том, как правильно работать с семьёй с точки зрения гештальт-подхода. Осознав это мы набрались смелости изобрести свои методы и приёмы работы с семьёй, частью из которых и хотим поделиться в данной статье.

    Этапы в жизни любовной пары.

    Мы разделили жизнь пары на четыре стадии: «встреча со «второй половинкой», «медовый период», «обнаружение себя» и «круг мести». Конечно, такое деление, как и выбранные нами названия, весьма условны и служат нам лишь для удобства структурирования терапевтического процесса.
    Итак, жизнь любовной пары начинается, как правило, до её рождения. Еще не встретившись с партнёром, мы мчтаем о человеке, который бы воплотил в жизнь все наши прекрасные мечты и стал нашей «второй половинкой». Встретив кого-то, подобного своему идеалу, мы радостно наделяем своего избранника всеми мыслимыми и немыслимыми достоинствами.
    Встреча эта столь драгоценна, что каждый из нас, сознательно или нет, стремится соответствовать ожиданиям своего избранника, его высказанным или невысказанным пожеланиям. Стремление может быть столь сильным, что мы всерьёз изменяем своим обычным предпочтениям, принимая желания партнёра за свои собственные. Нарпимер, влюбленная женщина может внезапно обнаружить в себе интерес к футболу или склонность к ежедневным медитациям, точь-в-точь как у её любимого. Одновременно часть наших привычных желаний, не угодных партнёру, уходит в тень, утрачивает свою значимость. Так, влюбленный мужчина может на время потерять вой сексуальный интерес к другим женщинам, а любое появление такого интереса автоматически подавлять как «недостойное».
    Такой период самозабвенного воплощения заветных желаний друг друга соответствует второй стадии любовных отношений. Как правило, это время оказывается самым упоительным, являя собою сбывшийся сон…за которым, однако, часто следует пробуждение. Внезапно выясняется, что партнеры не всегда хотят одного и того же, у каждого возрождаются свои собственные интересы, ушедшие в тень на время выполнения роли «второй половинки». Муж, утомленный проблемами на работе, хочет спать именно в тот момент, когда жена мечтает о страстно вечере. К своему ужасу, жена обнаруживает, что смотреть сериал ей хочется больше, чем готовить французское рагу любимому и голодному мужу. Значит, она (он) – не его (ее) «вторая половинка»? Мысль эта столь ужасна, что муж сразу же просыпается, заключая жену в объятия, жена бросается к плите – только бы остаться «второй половинкой», остаться вместе. Но, к своему великому разочарованию, вместо воодушевления они испытывают скуку и дискомфорт, делая всё спустя рукава или с чувством вины и лёгкого отвращения к супругу. Возможен и другой вариант, когда один из партнёров еще продолжает воспринимать себя «второй половинкой», но с огорчением замечает, что его избранник (избранница) перестаёт являть собой воплощенную мечту, отказываясь удовлетворять его желания и потребности.
    В обоих случаях происходящий процесс может быть описан как восстановление той части неудовлетворенных потребностей, которые были вытеснены в целях сохранения единения и общности с партнером. Это характеризует третью стадию – выход из слияния, в котором до того пребывала пара.
    Когда партнеры обнаруживают в своих взаимоотношениях разногласия, противоречия и разнонаправленные желания, они, как правило, ведут себя следующим образом. Один из партнеров предпочитает терпеть, продолжая исполнять обязанности «второй половинки» другого, даже когда эта роль становися утомительной, и тешит себя надеждами на ту или иную компенсацию. Как правило, партнер надеется, что в качестве такой компенсации его избранник (избранница) также будет исполнять роль «второй половинки», отказываясь от своих приоритетов ради удовлетворения прихотей другого. Однако если второй партнер не торопится отказываться от собственных желаний и фрустрация первого становится длительной, то он начинает наказывать другого партнера.
    Например, жена может терпеливо исполнять роль сексуальной жрицы, подстраиваясь под причуды мужа, и рассчитывает получить за это возможность блеснуть на грядущей вечеринке. Если муж отказывает ей в новом наряде или вообще не ведет на вечеринку, то жена в качестве мести может использовать отказ от сексуальных отношений. В свою очередь, муж, чувствуя себя обиженным и неудовлетворенным, может избрать в качестве орудия мести флирт с подружками жены или сокращение денег на карманные расходы. Таким образом, круг мести замыкается, переводя пару на четвёртый этап любовных отношений. Многие пары всю жзнь остаются в подобных финансово-эмоционально-сексуальных баталиях и при правильно установленном балансе получают от этого злость и удовольствие в пропорциях, необходимых для поддержки брака.
    Если партнерам не удаётся найти удовлетворительного равновесия, пара выходит на грань разрыва. Другой возможностью развития взаимоотношений является то, что партнеры в обиде обесценивают друг друга, перестают вкладывать энергию во взаимоотношения и начинают существовать дальше в формальном пространтве.
    Большинство пар, обращавшихся к нам за консультацией, находились именно в периоде эскалации конфликта и мести вследствие нарушения баланса.

    Опыт и методы работы

    Во второй части статьи мы хотим описать свой опыт работы в качестве семейных гештальт-терапевтов и методы, используемые нами в практике.
    Наша работа с парой может быть также разделена на несколько этапов, отчасти взаимосвязанных с теми стадиями, которые проходит пара в развитии любовных отношений.
    Для начала мы предлагаем паре осознать те ожидания, с которыми они когда-то вступали в любовные отношения и которые так или иначе продолжают присутствовать в отношениях пары (или в их бессознательном) и сейчас. Для этого партнеры должны по очереди обратиться друг к другу с фразами, которые начинаются со слов «если бы ты меня действительно любил(а), то ты бы…» и заканчиваются по усмотрению говорящего. Условием правильного выполнения данной инструкции является отсутствие рациональной и интеллектуальной критики этих выражений, а так же апелляций к здравому смыслу.

    Пример:
    Жена: «Если бы ты меня действительно любил, ты бы сам хотел меня баловать подарками и деньгами…»
    Муж: «Если бы ты меня действительно любила, ты бы первой меня соблазнила…»
    В процессе, разварачивающимся в ходе этой процедуры, происходит следующее:
    • Мобилизация энергии в паре,
    • Более ясное осознание и дифференцирование своих мечтаний, ожиданий и желаний, ведущие к снижению слияния в паре,
    • Признание ценности партнера.

    Следующим шагом для пары является осознавание своих границ через отвержение неприемлемых желаний партнера. Для этого мы предлагаем партнерам произностиь по очереди фразы, начинающиеся словами «Я точно не хочу делать для тебя…»

    Примеры:
    Муж: «Я точно не хочу отдавать тебе все деньги, которые зарабатываю».
    Жена: «Я точно не хочу угадывать твои желания».
    Мы расспрашиваем выслушивающего эти реплики партнера об изменелнии чувств к тому, кто признается в отказе. Как правило, мы сталкиваемся в этой точке с обидой, негодованием, разочарованием, болью и злостью.
    Следующим шагом в этой динамике оказывается обоюдное желание отомстить, наказать обидчика, развенчавшего иллюзии, при чем часто каждый партнер кажется другому таким обидчиком. При этом мы стремимся помочь обоим партнерам осознать те способы, которыми они наказывают друг друга. В итоге способы наказания оказываются выведенными из бессознательно-манипулятивного слоя («все, в общем, хорошо, только сексом лень заниматься») в сознательный («я обижаюсь и наказываю тебя сексуальным отвержением»), то есть партнеры присваивают ответственность за то, что их действия являются на самом деле способом наказать другого.
    Чаще всего в этот момент у виновного партнера включается механизм обесценивания («а мне всё это безразлично»), еще больше раздражающий обиженного. Наши вопросы в этой фазе направлены на осознавание чувства страха перед этим наказанием. Мы используем вопросы типа: «Что ты переживаешь, когда он тебя наказывает?» (Как правило, партнеры избегают признания испуга перед отвержением и наказанием, поскольку это сделает их открытыми и уязвимыми). Признание этого страха, в свою очередь, даёт первому партнеру ощущение собственной значимости и ценности, что прерывает эскалацию замкнутого круга обиды и мести.
    Обычно все вышеперечисленные этапы психотерапевтической работы с семьёй занимают 3-5 встреч, в ходе которых мы стремимся уделять партнерам равное внимание и равную поддержку.
    Затем фокус нашего внимания в работе с парой смещается на осознавание клиентаи их спонтанных желаний доставлять удовольствие друг другу, а не реализовывать чужие мечты. Этот этап, как правило, занимает значительно больше времени и состоит в кропотливой работе по поиску осознанных желаний у клиентов. Целью этого этапа является осознание того, что клиенты хотели бы сделать друг для друга, исходя только из собственной энергии, импульсов и удовольствий. Здесь мы обычно используем вопросы: «Как бы ты хотел выражать свою любовь к партнеру, если бы не был связан связан рамками его ожиданий (и не боялся наказания за несоответствия)?» и «Как бы твой партнер мог тебе помочь проявлять эту любовь больше?»

    Встречаясь с реальными друг другом, пара зачастую проходит длинный этап «горевания» при расставании с образом «идеального партнера», который бы сам по своей инициативе хотел исполнять желания другого, и принятии на себя ответственности за пробуждение в другом искренних желаний.
    В этой точке жизнь пары оказывается вариативна. Некоторые заинтересовываются встречей с реальным партнером, другие готовы скорее расстаться, чем принять разрушение надежд.
    Как говорил Боб Резник, длительные отношения – не для слабых духом.

    ЛИТЕРАТУРА
    1. Ф. Перлз Гештальт-подход и свидетель терапии – М., 1996
    2. Зинкер Д. В поисках хорошей формы – М., 2000
    3. Кемплер У. Основы семейной гештальт-терапии – СПб., 2001
    4. Резник Б. Запись семинара «Работа с семьёй в гештальт-подходе» 2001г.

    Статья из научно-практического журнала «Гештальт гештальтов» (Евро-Азиатский вестник гештальттерапии)
    2005 г. №2 Москва

  2. Nonnel:

    Aveayl, ну вот, уже другое дело! 🙂 Очень полезная статья, кроме шуток. Правда, лично мне кажется, что человеку, переживающему разочарование «половинкой» в данный момент, будет трудно принять и согласиться с описанным. Предложенное в начале статьи объяснение быстрее поможет тем, кто уже близок к выходу из кризиса семейной жини или тем, кто уже вышел из него.

    Но вот какое дело… Изначальная проблема семейной пары, как из данного примера, так и любой вообще, на самом деле состоит в том, что их любовь эгоистична по своей природе (каким бы сильным при этом ни было само чувство любви). А это значит, что меньше всего в конфликте супругов пострадает тот, в ком с самого начала было меньше эгоизма. Всё просто: нет эгоизма — нет и эгоистичных ожиданий.

    Ведь тот, для кого ценность супруга (и шире — вообще близкого человека) не в том чтобы получать, а в том чтобы отдавать едва ли станет всё время оглядываться на себя. Его ожидания не будут обмануты просто потому что у него этих желаний или не было, или они были не так сильны. В той или иной степени такая «любовь отдающая» присуща всем: супругам, матерям и т.д. И можно сказать, что именно степень соотношения «отдающей» и «принимающей» любви и будет определять воникновения и развитие семейного кризиса.

    Теперь вопрос: почему же представленный психологический пример исходит из глубокого эгоизма и индивидуализма супругов, как из некой нормальной данности? Почему с «пациентами» не ведётся работа по объяснению и прививанию им новой модели общения — «дающей». Возможна ли вообще такая работа методами и средствами психологии?

    Ведь получается, что изложенные в статье методы работы гештальт-психологов хотя и разбирают кризис, но по сути только усугубляют его 🙁 Ведь осознавать собственные желания, определять границы, возлагать ответственность и т.д. — в данном конкретном случае для пациентов означает лишь зарываться в собственную проблему. Но глубоко внутри она так и останется не разрешённой! Почему? Потому что психологи, работая с людьми, что-то выводят на сознательный уровень, корректируют мотивацию или указывают «коридор», которым в случае чего всегда можно выйти, вернее уйти от проблемы, но они ни слова не говорят, что главная причина — в глубоком-глубоком эгоизме. Они оставляют семейную пару ровно в том же ценностно-мировоззренческом состоянии, которое постепенно и привело к конфликту. А ведь именно оно и нуждается в корректировке.

  3. Aveayl:

    почему же представленный психологический пример исходит из глубокого эгоизма и индивидуализма супругов, как из некой нормальной данности? Почему с «пациентами» не ведётся работа по объяснению и прививанию им новой модели общения — «дающей». Возможна ли вообще такая работа методами и средствами психологии?

    Я слышу из твоего вопроса твою ценность в отношениях — «дающая» позиция партнеров в отношениях. Да? Я тебя верно поняла?

  4. Nonnel:

    Aveayl, ну, хотя «дающая позиция партнёров» звучит несколько грубо, в общем и целом, да, поскольку любовь — это выход за рамки собственного пространства и освобождение в нём места для кого-то другого, «давать» — означает неизменной условие такой любви. А раз неизменное, значит возводится в приоритет и противостоит ценности «принимать».

  5. Nonnel:

    …возращаясь к теме поста… Описанная проблема действительно стара как мир. И основополагающая причина того, что люди друг друга не слышат в том, что каждый слышит себя. А если перестать себя слушать, всё будет нормально. Правда, сказать это легче, чем сделать, на деле такая любовь — огромная жертва, жертва самого себя, конечно. Все мы сталкивается с необходимостью такой жертвы. Но только единицы приносят её. Увы, эгоистичный мир не может принять такую цену. Тогда на помощь приходят гештальт-психологи, которые всё ищут компромисс между «жертвой» и «эгоизмом». Я убеждён в этом, но настаивать не буду. Делюсь мнением и хочу услышать альтернативное.

  6. Aveayl:

    Задачей психотерапевта является осознание обеими партнерами тех «фишек», из-за которых они не слышат друг друга, тех «фишек», из-за которых можно ранить себя и партнера, так и не донеся свой порыв.

    Врядли возможно встретить профессионального психолога, который прививает «дающую» модель общения (хотя бы потому, что у каждого свои представления об этой «модели»). Психолог может поддерживать Вас в Ваших ценностях и в их осознании, однако право выбирать каким быть и какую «модель общения» выбирать остается за клиентом.

  7. Nonnel:

    Aveayl,

    >>>»Задачей психотерапевта является осознание обеими партнерами тех «фишек»…

    А думал его задачей является действенная помощь в решении проблемы… 😉 Это я как бы прицепился к слову, но готов и серьёзно обсудить.

    >>>право выбирать… «модель общения»… остается за клиентом

    Всё так, но спор в данном случае не о праве. Ведь психолог (по крайней мере в вашем примере) и не даёт клиенту никакого выбора. Он выявляет бессознательную мотивацию, выводит её на сознательный уровень и корректирует и там, и там. Где же тут выбор? Ну и потом выбор — это свойство свободы личности, а здесь кажется будто человек становится марионеткой психолога. Хотя в статье и пишут, мол, кто-то из клиентов расстаётся, а кто-то идёт на исполнение желаний другого, но в целом это лишь следствие, реакция клиента на реальность, во многом искуственную, которая создана психологом и в которую он ввёл клиента.

    Что в моём понимании выбор я уже писал выше: показать клиенту грань между эгоизмом и его антиподом. Но, увы, психология этим, кажется, не занимается. И вы даёте этому следующее объяснение:

    Врядли возможно встретить профессионального психолога, который прививает «дающую» модель общения (хотя бы потому, что у каждого свои представления об этой «модели»)

    Но я не думаю, что «дающая модель» такой уж ребус чтобы по её поводу было так сложно прийти к согласию. Научиться уступать близкому человеку не по принуждению страха и не осознаваемой выгоды ради, а просто для того, чтобы уступать, т.е. ради чистой любви, когда любимый человек становится ценностью более дорогой, чем личные ценности и амбиции — какие тут могут быть двоякие представления? Другое дело, что, как я уже писал, добиваются этого лишь единицы.

  8. Aveayl:

    Что в моём понимании выбор я уже писал выше: показать клиенту грань между эгоизмом и его антиподом. Но, увы, психология этим, кажется, не занимается.

    Да, совершенно верно, психология и психолог соттветственно нейтральны и ни на что не агитруют.

    Всё так, но спор в данном случае не о праве. — увольте, мне спорить совсем не хочется, поэтому не могу вас в этом поддержать.

Есть что добавить ?