В последнее время (лет эдак 5–7, это сколько я заметил) многие барышни полюбили разного рода способы самоистязания, а именно – введение в себя при помощи врачей от эстетической медицины разного рода препаратов в лицо, шею, грудь, жопу и прочие проблемные места.
Не буду вдаваться в подробности действия ботокса, диспорта, гиалуроновой кислоты, в хитрости имплантации силикона – остановлюсь на одной процедуре, от которой очень сильно веет ветром парамедицины. Имя ей – аутогемотерапия.

Придумал ее травматолог Август Бир в 1905 году. Придумал достаточно логично – создавал гематомы в местах переломов. Ускорял формирование первичной костной мозоли, насыщал белком, микроэлементами сломанные концы. Молодец. Т.е. саму кровь и компоненты ее распада использовал как строительный материал. И это логично. Из крови можно строить. Но вот кто придумал, что аналогичный процесс можно использовать для поднятия защитных сил иммунитета?

 Иммунология и аутогемотерапия

Иммунология – это вообще такая наука, по которой книг написано дохера, а толку от них на самом деле не очень много. Потому что иммунитет – это такая штука в организме, для слаженной работы которой ей надо просто не мешать. Попытки ПОМОГАТЬ иммунитету могут закончиться плачевно.
Вот смотрите – банальная мотивация к выполнению аутогемотерапии на сайтах клиник, занимающихся проблемами кожи, омоложения, иммунитета такова – «ускоренное заживление ран после травм и оперативных вмешательств, более быстрое разрешение гнойных процессов кожи и мягких тканей, ускоренное выздоровление при хронических воспалительных заболеваниях, повышение физической и психической работоспособности».
Т.е. – как на Олимпиаде, «быстрей, выше, сильнее». А зачем? Куда мы, мать вашу, торопимся? «Ускоренное», «более быстрое» (это вообще перл!), «повышение» — ну просто панацея от всех бед. И как всегда – мелким шрифтом «является вспомогательным методом лечения». Что по сути является синонимом слова «необязательный».
И вот у человека, поверившего в сказки, берут из вены кровь, и когда чистую, когда вместе с антибиотиком – вводят в ягодицу. И пациент ждет, когда же молодильное яблочко заработает, когда же заживут раны, исчезнут фурункулы и румянец заиграет на щеках.

Что такое кровь, когда она находится не в кровеносном русле? Это шикарная питательная среда для микроорганизмов. И не дай бог нарушить правила асептики–антисептики… Потому что в результате мы получим просто самодельную бомбу в заднице.

Мне довелось вскрывать достаточно много постинъекционных абсцессов на ягодицах, случившихся на почве аутогемотерапии. Уж очень ее любят косметологи и гинекологи. Но однажды я видел куда более плачевный результат. После назначения данной процедуры молодая женщина получила сепсис на почве глубокой межмышечной флегмоны ягодичной области. Была эта женщина женой военного доктора, что автоматически усугубляло ее положение, ибо сами врачи и их родственники являются заложниками профессии…

Немного отвлекусь и скажу, почему заложниками. Потому что:
1) гиподиагностика («да ну вы что, со мной такого не может быть»);
2) самолечение («что тут думать, таблеточка и компрессик»);
3) боязнь побеспокоить коллег («ну зачем ему звонить ночью, до утра все пройдет»).

Так вот. Сделали этой даме аутогемотерапию, и после третьей процедуры стало ей плохо. Очень. И привезли ее к нам. Работать мне пришлось в паре с травматологом, чтобы разобраться в слоях мышц на ягодице. Ей пришлось сделать шесть разрезов на ягодице и бедре, чтобы открыть все очаги; большую ягодичную мышцу мы просто выгребли руками, как фарш. И потом она пролежала несколько дней в реанимации, получая тонны антибиотиков и чудом не влетела в бактериальный эндокардит. Полный курс лечения в госпитале занял больше месяца. А потом она еще училась ходить.

Поэтому, когда я слышу слово «аутогемотерапия», я вспоминаю эту молоденькую девочку Марину, которую я носил на руках из палаты в перевязочную и обратно, потому что она похудела до 35 килограмм, и мне хочется застрелить того, кто в 21 веке занимается херней

Есть что добавить ?